Как это работает. Центр для подростков, употребляющих наркотики

Как это работает. Центр для подростков, употребляющих наркотики

Единственное место в Киеве, где детей не осуждают, а помогают избавиться от зависимостей.

Фотографии

Фотографии / Виолетты Тарасенко

Конец Троещины, едва заметный вход в калитку в заборе вдоль дороги, зеленые двери с надписью «Молодежный клуб Street Power». Внутри — небольшое помещение с длинным коридором и несколькими кабинетами. На стенах — детские рисунки, поделки, вырезанная из бумаги тыква к Хеллоуину.

Это — детский клуб, куда приходят провести время столичные подростки. Здесь они общаются, смотрят фильмы, играют в приставку и серфят в интернете и получают социальную помощь. Все эти дети употребляют наркотики.

«Клуб Street Power» (Сила улицы) был открыт два года назад силами организации «Конвиктус Украина» и рассчитан, в среднем, на то, чтобы принимать одновременно до пятнадцати подростков возрастом от 10-ти до 18-ти лет.

Целевая аудитория — подростки, которые употребляют психоактивные вещества, практикуют рискованное инъекционное и сексуальное поведение. Это дети из разных семей: полных и неполных, успешных и таких, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах. У кого-то родители тоже употребляют наркотики. У других же — нет, наоборот, образцово-показательная семья.

Читайте такжеШкола и сексуальность: зачем обсуждать с детьми деликатные вопросы

«Большой процент ребят — из неблагополучных семей, семей под опекой. Понятное дело, что не все родители занимаются каким-то воспитанием, я имею ввиду, сексуальным и репродуктивным», — рассказывает координатор и руководитель клуба Алла Мельник.

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

Это приятная короткостриженная блондинка невысокого роста. В подобных проектах работает с 2007 года. Работала в команде мобильной амбулатории на Левом берегу Киева — выезжала на «точки»: на теплотрасы, в подвалы и другие места, где собираются дети улиц и подростки-наркопотребители.

Работа клуба, которым руководит Алла, построена по особой схеме. Здесь не спрашивают личные данные, такие как отчество и фамилия. Каждому клиенту выдается персональная карточка с зашифрованным персональным циферно-буквенным кодом, по которой он и идентифицируется в базе.

Дело в том, что у многих детей родители не знают, что их чадо употребляет наркотики и посещает такой клуб. А у кого-то — вовсе не хотят знать, потому что совсем не интересуются своими детьми.

Здесь функционируют программы снижения вреда: тем, кто употребляет инъекционные наркотики, раздают стерильные инструменты — шприцы, салфетки, а те, кто сидит на стимуляторах, могут получить презервативы, лубриканты.

Это нужно потому, что стимулирующие наркотические вещества повышают либидо, что часто приводит к случайным незащищенным сексуальным контактам. А значит, повышается риск заразиться ВИЧ/СПИДом, гепатитами и другими серьезными заболеваниями. Также бесплатно тестируют на ВИЧ/СПИД и гепатит С — дети с 14-ти уже могут тестироваться самостоятельно.

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

Кроме того, в клубе работает психолог — с ней ребята могут поговорить о сокровенном, поделиться переживаниями и рассказать о своих страхах. Есть компьютер с выходом в интернет, небольшой зал с мягкими пуфами на полу и приставкой Х-box, настольный футбол.

«Обычно ребята закрываются там, в дальней комнате, где приставка. Мы только периодически заглядываем посмотреть, все ли хорошо и нормально ли они себя ведут, — рассказывает Алла. — А вообще, сразу видно, конечно, кто за чем приходит. Одни закрываются там в комнате и общаются между собой. А другие идут к нам в кабинет — хотят, чтобы их выслушали».

На стене в коридоре висят портреты знаменитостей: Стинг, Анджелина Джоли, Эминем и другие. Это артисты, которые публично признали, что были наркозависимы, а сейчас находятся в длительной ремиссии и отказались от наркотиков.

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

Повесили их сюда специально — для позитивного примера. В одной из комнат стоит вешалка, на которой висит одежда. Ее сюда приносят неравнодушные люди. Каждый может оставить в клубе обувь или вещи — это очень нужно здешним ребятам.

«Некоторые приходят, очень плохо одетые. Была, например, девочка, которая пришла зимой в легких парусиновых тапочках. Потому что родители не могут купить им нормальную одежду», — объясняет Алла. Здесь проходят кружки по рукоделию, занятия по английскому.

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

Многие дети, говорит женщина, и вовсе приходят сюда, чтобы поесть — в клубе есть запас макарон, круп и другой еды. Однажды по договоренности с одной из компаний-производителей молочки они привезли сюда партию молочных продуктов. Некоторые ребята тогда признались, что сладкие сырки в последний раз ели в раннем детстве.

«Мы переживали, чтобы у них с непривычки с желудками чего не случилось», — признается Алла.

В коридоре висят правила поведения в клубе — нельзя ругаться, кричать, бить по припаркованным у здания автомобилям, унижать друг друга. Также запрещено приносить сюда наркотические вещества и принимать их здесь. На плакате приписка: за нарушение правил снимается определенное количество баллов.

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

«Баллы — это такие бонусы, которые даются детям за хорошее поведение. Потом их можно обменять, например, на время за компьютером, на пароль от вай-фая. Или на какой-то ценный приз, например, наушники», — рассказывает сотрудница клуба Светлана, блондинка с косичкой, спадающей на плечо. Она также аутрич-работник, то есть, проводит работу с целевыми группами на улицах.

Светлана в прошлом и сама употребляла наркотики, а затем начала заниматься социальной работой и помогать другим. Сначала работала со взрослыми потребителями инъекционных наркотиков. Это популярный принцип работы в подобных сферах: в организации привлекаются люди из той же среды, что и сами клиенты.

«Я сама жила такой жизнью, а потому лучше знаю этих людей, могу найти с ними общий язык, знаю весь этот жаргон, — объясняет Светлана. — Бывает, приходят какие-то девочки, выпускницы университетов, профильных специальностей, и не могут установить контакт с клиентами — им грубят, повышают голос. Со мной такое не проходит».

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

Светлана, сотрудница клуба​

Светлана и ее коллега, Андрей, который также работает и в центре, и на аутриче, выходили «в поле», чтобы набрать целевую аудиторию для клуба и установить с ней контакт.

Проблема заключалась в том, что все похожие программы обычно были направлены на взаимодействие со взрослыми наркопотребителями. Как работать с подростками, мало кто понимал.

«Мы решили идти по принципу: «Ничего для нас — без нас», то есть, нужно спросить у самих подростков, чего им не хватает. Они сказали, что хорошо было бы иметь место, где можно собираться», — рассказывает Алла.

Пожелания своей целевой аудитории стараются учитывать и в другом: спрашивают, как бы те хотели организовать досуг. Также проводят лотереи, где подростки могут выиграть что-то ценное.

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

Что это могло бы быть, тоже спрашивают у них самих: они выбирают портативные колонки, флешки, павербанки и тому подобное. За баллы или через аукцион ребята получают также сертификаты — например, в магазины «Сильпо» или «Ева», за которые могут приобрести нужные вещи, карточки для пополнения мобильного счета.

«Мы не имеем права давать детям деньги, но должна быть какая-то мотивация — нематериальная», — объясняет Алла. Бонусы можно получить и за то, что приведешь в клуб своего друга или знакомого из среды.

Пока мы беседуем, в комнату заходит мальчик в синем пуховике и шапке. Здоровается и уходит в соседний кабинет. Громко включает там музыку. На вид ему — лет 11. Оказывается, что на самом деле — 14. И он тоже пришел сюда, потому что употребляет наркотики.

«В основном, сегодня подростки употребляют новые наркотики вроде солей, бошек, спайсов, также фен. Это страшно, потому что непонятно, из чего сделан наркотик, а значит, какие будут последствия. Там намешано все», — говорит Алла.

«Соли страшны тем, что если случится передоз, то человек в этом состоянии потом и останется. Это все, уже только в психиатрическую клинику потом. Организм разрушаетеся», — подхватывает беседу Светлана. Эти новые химические наркотики сегодня очень доступны — при наличии средств на дозу их можно легко заказать через интернет. Контакты указывают прямо на домах, асфальте или на стенах зданий на улице — у всех на виду.

Глобальная проблема Украины в том, что в стране нет центров реабилитации для наркозависимых детей подростков, куда они могли бы уехать пролечиться. Такие учреждения существуют только для взрослых. Вот и получается, что даже те, кто хотел бы изменить свою жизнь, просто некуда обратиться.

Руководительница клуба объясняет: все дело в том, что сама проблема детской наркомании в Украине замалчивается, не выделяется как отдельное направление для усиленной работы.

А работы здесь — непаханное поле. Это и профилактические беседы в школах, и лекции о женском и мужском здоровье, сексуальное воспитание, и работа с родителями, которым нужно объяснять, отчего ребенок может пристраститься к наркотикам, даже если растет в, казалось бы, счастливой и примерной семье.

«Никто не говорит о том, что в школах на уроках анатомии избегают объяснять подобные темы и дают как домашнее задание. Не проводят дополнительных уроков на тему репродуктивного здоровья, — жалуется Алла.

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

Школы не умеют говорить о детской депрессии, а родители часто воспринимают это как «перебесится и успокоится» или как переходной возраст. «Еще одна большая проблема — детские и подростковые суициды. Вы знаете, что в Украине нет специальной горячей линии для детей по предотвращению суицидов?», — говорит соцработница.

Детей, которые пробуют наркотики, пытаются спрятать дома, не показывать соседям, чтобы те не осудили семью, не ведут к специалистам, не выясняют первопричины — почему ребенка потянуло к этому. Также существует стереотип, что наркоманы — обязательно преступники и воры.

Среди ребят-клиентов центра действительно есть такие, которые уже совершали какие-то преступления. Воровали в магазинах еду, чтобы прокормиться, или что-то посерьезнее, что можно продать и купить дозу. Обо всем этом они рассказывают сотрудникам клуба: соцработникам, психологу.

Часто дети говорят о том, что стали жертвами насилия или изнасилования — как семейного, так и со стороны посторонних людей. Однако социальный работник, по сути, не может ничего сделать — конфиденциальность.

«Если сам подросток захочет, чтобы мы как-то вмешались, тогда мы можем привлечь своего юриста, звонить в полицию. Если же нет — мы не имеем права разглашать то, что услышали здесь, без согласия сторон», — говорит Алла.

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

А историй тут хватает. Одни рассказывают, как ночью били машины и разбивали стекла. Другие признаются, как стащили из магазина шампуни, дезодоранты или даже водку. Но бывают и совсем страшные случаи.

«Всякое происходит. Есть 14-летние девочки, которые живут с 60-летними мужиками. Мы про это знаем. Есть девочки по 12 лет, у которых уже был опыт с разными наркотиками: трава, клей. Бывает, приезжают взрослые мужчины на микроавтобусах, забирают этих 12-летних и везут фотографировать в купальниках», — делится историями еще один сотрудник клуба Андрей.

Он тоже социальный работник, который тоже работает на аутриче. Андрей также раньше употреблял сам, он рос в интернате, а потому говорит, что ему все это — близко, он понимает нынешних ребят.

«Все, что я могу как социальный работник — взять телефон и пообщаться с такими мужчинами, выйти поговорить с ними лично, объяснить им что-то. Но что касается детей, то тут все конфиденциально, я не имею права даже родителям ребенка это рассказать», — разводит руками Андрей. Не знают здесь и о том, как зафиксировать такие случаи, если даже сам подросток на такую помощь согласится.

Алла вспоминает историю о педофиле, который жил на улице Петра Запорожца, на левом берегу столицы. На него неоднократно жаловались разные дети, говорили, что мужчина отлавливает мальчиков и девочек, живущих на улице, насилует их и снимает на видео.

«Это знали все: соцслужба, служба по вопросам детей, милиция (это было еще до реформы), называли квартиру, подъезд, этаж. И никто не мог ничего сделать. В итоге, все закончилось самосудом», — говорит Алла.

Подобная бездеятельность существует и сейчас. Как со стороны правоохранительных органов, так и со стороны чиновников, не желающих принимать необходимые законодательные меры, и со стороны родителей, конечно. То же самое, жалуется Андрей, и с продажей наркотиков — полиция знает, кто продает и где, но не садит и половину этих людей.

«Если у нас такое в правительстве происходит и в парламенте, когда показывают отдельных депутатов под наркотиками в сессийном зале, то что уже говорить», — добавляет мужчина.

Отдельная проблема — отсутствие финансирования для подобных программ. Центр, о котором идет речь в этом материале — единственный клуб такого рода на весь Киев. Сейчас он финансируется за счет СПИД-Фонда Элтона Джона — в 2015-м на него вышли при помощи «Альянса общественного здоровья». Правда, уже к концу года этот канал финансирования закроется, и центру придется искать новые источники материального обеспечения.

Как это работает. Единственный центр для подростков, употребляющих наркотики

«Чиновники любят публично заявлять о том, что Украине нужна здоровая молодежь, но ничего для этого не делают, — акцентирует внимание Светлана. — Знаете ли вы, что у потребителей современных наркотиков очень маленький срок жизни? Если начинаешь лет в 12, как наши клиенты, дай бог, чтоб дожил до 20-ти. Это уже не те наркотики, что были раньше — фармацевтические или на основе натуральных составляющих вроде маковой соломки. Это в разы хуже».

Алла говорит, что они уже оформили заявку в «Глобальный фонд», но будут ли средства оттуда — тоже не понятно, так как и эта организация недавно заявила о сокращении финансирования социальных программ в Украине.

«Мы с Нового года вынуждены даже сократить психолога, хотя в таком центре без такого специалиста — никак. Потому будем очень рады, если найдутся психологи-волонтеры, ну и люди, готовые проводить раз или два в неделю занятия с ребятами на безоплатной основе, например, тот же хендмейд», — признается Алла.

Сейчас организация очень нуждается в финансовой помощи, во внимании государства и общественности. Ведь проблема детской и подростковой наркомании никуда не девается — это масштабное явление, с которым нужно бороться уже сейчас всеми возможными методами.

Как минимум — продолжить возможность для работы этого центра и открыть второй такой же на правом берегу. Как максимум — выделить средства из госбюджета на такие программы, как снижение вреда и реабилитация, и заявить во всеуслышание о проблеме детской наркомании в стране.

Также в клубе «Street Power» будут рады любым партнерским договоренностям с другими компаниями. Например, магазинами, которые могли бы предоставить для детей свои сертификаты, или продуктовыми компаниями, которые смогут бесплатно поставлять сюда партии продуктов — дети очень много едят.

Автор материлаАлександра Горчинская

Полная версия статьиhttp://bit.ly/2Ao6LWu